ISSN 2070-0288

ПРОГРАММНО-ЦЕЛЕВОЕ УПРАВЛЕНИЕ РАЗВИТИЕМ АГРОПРОИЗВОДСТВА


Выпуск: № 11, дата публикации: Ноябрь 2020 г.
Номер статьи: 1, страницы: 2-11

УДК 338.43.02:083.97

doi: 10.32651/2011-2

ОВЧИННИКОВ ОЛЕГ

ГОСПРОГРАММА РАЗВИТИЯ СЕЛЬСКИХ ТЕРРИТОРИЙ РОССИИ НА 2020-2025 Г.Г.: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА:

ПОЛИТИКА СЕЛЬСКОГО РАЗВИТИЯ, EFFECTIVENESS OF RURAL DEVELOPMENT POLICY, INTEGRATED RURAL DEVELOPMENT, STATE PROGRAM, RURAL DEVELOPMENT POLICY, ПРИНЦИПЫ ЭФФЕКТИВНОЙ ПОЛИТИКИ СЕЛЬСКОГО РАЗВИТИЯ, ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПОЛИТИКИ СЕЛЬСКОГО РАЗВИТИЯ, КОМПЛЕКСНОЕ РАЗВИТИЕ СЕЛЬСКИХ ТЕРРИТОРИЙ, ГОСПРОГРАММА, PRINCIPLES OF EFFECTIVE RURAL DEVELOPMENT POLICY

АННОТАЦИЯ:

Государственная программа «Комплексное развитие сельских территорий на период 2020-2025 г.» в настоящее время является важнейшим практическим инструментом политики сельского развития (ПСР), реализуемой Правительством Российской Федерации. С ее принятием планировалось самым существенным и позитивным образом повлиять на социально-экономическую ситуацию в сельской местности, переломив негативные тенденции последних десятилетий на большинстве сельских территорий страны. Однако анализ содержания программы, проведенный в том числе путем сравнения с мерами ПСР в США, а также предварительные итоги ее реализации в течение первого года, показывают необоснованность таких планов. На положительные перемены можно рассчитывать лишь после приведения принципов реализации отечественной политики сельского развития в соответствие с универсальными принципами эффективной ПСР.

АВТОР:

Овчинников Олег Григорьевич


Скачать эту статью прямо сейчас!

Оформить электронную подписку

Размер файла: 0.539 Мб., формат: *.pdf


ENGLISH:

Ovchinnikov O.G.

STATE PROGRAM FOR THE DEVELOPMENT OF RURAL TERRITORIES OF RUSSIA FOR 2020-2025: STATE AND PROSPECTS

The State program "Integrated rural development for the period 2020-2025" is currently the most important practical tool of the rural development policy (RDP) implemented by the Government of the Russian Federation. With its adoption, it was planned to have a significant and positive impact on the socio-economic situation in rural areas, reversing the negative trends of recent decades in most rural areas of the country. However, the analysis of the program content, including by comparing it with the RDP measures in the United States, as well as the preliminary results of its implementation during the first year, show that such plans are unfounded. Positive changes can be expected only after harmonizing the principles of the national rural development policy with the universal principles of an effective RDP.